Без канцлера, но с репрессиями. Что будет, если президентом станет Юлия Тимошенко

11:31, 10.08.2018 Поделиться: 34   Без канцлера, но с репрессиями. Что будет, если президентом станет Юлия Тимошенко «Вести» продолжают серию публикаций под названием «ЧТО, ЕСЛИ». В первой статье мы...
11:31, 10.08.2018

Поделиться:

34  

Без канцлера, но с репрессиями. Что будет, если президентом станет Юлия Тимошенко
Без канцлера, но с репрессиями. Что будет, если президентом станет Юлия Тимошенко

«Вести» продолжают серию публикаций под названием «ЧТО, ЕСЛИ». В первой статье мы обсудили с экспертами и аналитиками, какое будущее ждет страну и нас с вами в случае, если президентскую булаву на первомай 2019-го поднимет Петр Порошенко.

Мы обсуждаем с нашими спикерами самые разные аспекты жизни общества: от госуправления и устройства власти до экономполитики, от эволюции в международных отношениях и войны/мира на Донбассе до социальных инициатив. Вторую публикацию серии мы посвящаем вопросу – что будет, если украинцы изберут своим президентом Юлию Тимошенко?

Свою предвыборную заявку лидер «Батькивщины» представила (и достаточно мощно) на форуме под названием «Новый курс» еще 15 июня. С тех пор в рабочих группах идет обсуждение заявленных ею инициатив в части изменения Конституции и базовых законов сосуществования государства и гражданина – по сути, Тимошенко предлагает полностью переверстать т.н. общественный договор. Ее идеи тем интересней, учитывая, что следующему президенту придется быть модератором диалога между носителями двух диаметрально противоположных мнений о дальнейших путях развития страны – «европейского» и «самостоятельного».

1. КАНЦЛЕРСКАЯ РЕСПУБЛИКА БЕЗ КАНЦЛЕРА

Основа программы Тимошенко – доскональное изменение Конституции, как системы общественного договора. Тут «Вести» выделили ряд основных позиций:

— Упразднение поста президента, внедрение новой формы правления – парламентско-канцлерской республики.

— Правительство возглавляет политик, чья политсила победила во втором туре парламентских выборов.

— Появляется новый орган – Национальная ассамблея самоуправления, фактически, верхняя палата парламента. На треть ее формируют главы профессиональных ассоциаций (бизнес, военные, медицина), на две трети – «моральные авторитеты». Второй подход – в ассамблею входят представители общин (громад), которые сегодня создаются в рамках реформы децентрализации.

— Часть полномочий президента переходят к ассамблее – она сможет распускать парламент и Кабмин, назначать глав НАБУ, ГБР, НАПК, имеет право вето на законы.

— Законодательной инициативой предлагается наделить и простых украинцев (разработав систему онлайн-голосования за законы, буквально – это могут быть лайки в соцсетях).        

— Оппозиция получает широкие полномочия и контрольные функции.

Детальней систему пояснили «Вестям» политологи, принимающие участие в работе экспертного пула, приглашенного штабом «Батькивщины». По словам Николая Спиридонова, выборы в Раду планируется проводить в 2 тура. Проходной барьер предлагается на уровне 2% (в Раду пройдет большее количество партий). Победитель 2 тура получает 50% +1 мандат и возможность однопартийного формирования Кабмина, а лидер партии становится «канцлером». «При этом глава правительства не будет называться «канцлером» – у слова негативная коннотация, будет принят термин «голова уряду» – но не премьер-министр: со сменой функционала меняется и название, – пояснил «Вестям» политэксперт Сергей Быков. – Глава правительства получит управление всей полнотой исполнительной власти, будет нести ответственность за все процессы».

Местное самоуправление также «переверстают»: систему с обл- и райсоветами предложено отменить, вместо них будут общины и объединения общин. «По принятой модели именно представители общин будут формировать Национальную ассамблею самоуправления, она станет де-факто третейским судьей и верхней палатой парламента. Собираться будут не реже раза в год, сформируют из своего состава постоянно функционирующий исполнительный орган, – пояснил нам Быков. – Что до двухтуровых выборов в Раду – в теории, она позволит ликвидировать вероятные кризисы при формировании коалиции, когда власть формирует победитель 2 тура, а оппозиция – получает сумасшедшие гарантии (возможность сформировать руководство парламентских комитетов, контрольные функции в виде Счетной палаты, прямое обращение в суд в случае установления нарушений со стороны власти, минуя следственные комиссии)».

Однако к реализации «нового курса» есть вопросы. Во-первых, как реализовать изменение Конституции на практике? «Для реализации плана потребуется 2/3 голосов парламента и две сессии – процедура сложна, а с 1991 года в истории Украины не было ни единого случая, когда бы одна политсила набрала конституционное большинство, – считает политолог Евгений Филиндаш. – Да и «отцы-содержатели» партий не готовы к глобальному переформатированию – скорее всего, это станет поводом для провала голосования в Раде и поводом уйти от темы, сказав: «ну не смогли мы!» Напротив, политолог Руслан Бортниксчитает идею парламентской республики, скорее, «наживкой» для украинских олигархов. «Ведь они совсем не против парламентской модели, которая откроет перед ними новые возможности по встраиванию в механизмы управления», – заключил эксперт.

У Тимошенко, кстати, рассказали о несколько ином механизме, нежели видят эксперты – проведении всеукраинского референдума осенью 2019-го параллельно выборам в парламент (по старому закону). «Тогда новоизбранная Рада лишь утвердит результаты референдума – и я бы посмотрел на тех депутатов, которые в самый ответственный момент решат, скажем, уйти в буфет выпить кофе», – прогнозирует Сергей Быков.

Второй вопрос, насколько сама Тимошенко будет готова пойти на усечение собственных полномочий, как новоизбранный президент. «Насколько это выгодно самой Тимошенко – вопрос: не факт, что через полтора года, когда нужно будет проводить выборы по обновленной Конституции, она будет лидером симпатий. Да и велик риск раздробленности парламента – при низком проходном барьере десятку фракций будет сложно договориться друг с другом, получится «итальянская забастовка» в украинском масштабе», – прогнозирует политолог Денис Гаевский.

2. ОБЩЕСТВО – «НУЖНО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ»

Социальную политику штабисты видят, как «построение Украины, как государства эффективного, в котором хочется жить и видеть собственное будущее». Сама Юлия Тимошенко начала выступление на форуме 15 июня с посыла о необходимости создания условий для возвращения «заробитчан» назад в Украину. А на днях посыл повторила, заявив, что экономика держится на деньгах, присылаемых гастарбайтерами, оценив сумму в не менее 5$ млрд в год. «Страна проигрывает глобальную конкуренцию за человека, как самодостаточную величину – важно убрать те барьеры, которые сегодня существуют для саморазвития, формирования успешной карьеры, получения эффективного образования», – поясняет Быков.

По его словам, одна из рабочих групп будет заниматься наработкой программы по созданию рабочих мест для каждого сектора экономики в отдельности. Сама Тимошенко отмечает в Фейсбуке, что необходимо «что-то срочно делать, чтобы привлечь молодых и талантливых людей работать в Украине», говоря о комплексной программе «интеллектуального роста» страны. «Однако суть политики, в т.ч. гуманитарной и социальной, при Тимошенко будет сводиться к тем же «реформам», что и при нынешнем президенте – демонтаж всех социальных благ, доставшимся нам в наследство от Союза, разгосударствлении предприятий, начале процесса продажи земли. Это часть политики, которую ведет Запад в отношении Украины, и я не вижу причин, по которым Юлия Владимировна откажется от этой политики», – полагает Евгений Филиндаш. Правда, контртезисом этому – позиция самой Тимошенко, выступившей против вырубки карпатских лесов.

А вот одну из главных стратегических задач нового президента – по «сшиванию», де-факто, разъединенной идеологически страны – у Тимошенко особо не артикулируют. Собеседники «Вестей», близкие к штабу, декларируют ориентацию предложений «нового общественного договора» на «креативный класс» общества: его лояльность, по мнению технологов, призвана обеспечить кандидату поддержку в новых для нее электоральных нишах.

3. ЭКОНОМИКА – БУДЕТ ЛИ РЕПРИВАТИЗАЦИЯ

Первые же экономические/социальные шаги президента Тимошенко будут связаны с политическими задачами, которые встанут сразу после инаугурации. «Это мгновенная постройка своего аппарата, смена правительства и проведение парламентской кампании для победы на выборах – и они будут диктовать соответствующее поведение: продолжение риторики о переходе к парламентской модели параллельно с мощным социальным популизмом образца ее же премьерства вкупе с проведением репрессий против собственных предшественников (кто именно ляжет под «пресс», зависит от успешности переговоров с НФ или окружением президента Порошенко)», – сказал «Вестям» Руслан Бортник. Претензии к «новым бывшим» могут, к слову, стать на первых порах даже источником для наполнения бюджета – по аналогии с реприватизацией Криворожстали в июне 2005 года. Тогда премьер Тимошенко объявила о «льготных условиях» и «фактическом отсутствии конкурса» при продаже завода компаниям SCM и «Интерпайп» (Ринат Ахметов и Виктор Пинчук) и провела новый конкурс, по итогу которого 93,02 % пакета акций Криворожстали продали за $4,8 млрд (против $800 млн с предыдущей продажи). «Претензии к нынешней команде власти тем более вероятны, учитывая, что иного ресурса у Тимошенко, кроме выдвижения претензий, подкрепленных уголовными производствами, по сути, нет, – считает Денис Гаевский. – И экономическая ситуация предельно понятна: нужно изыскивать ресурсы для повышения соцстандартов и выплат, а таковые есть в окружении действующего президента».

По мнению экспертов, при этом Тимошенко сможет рассчитывать на условную лояльность администрации президента Трампа и европейских институтов власти. «Безусловной поддержки, конечно, не будет (как, впрочем, и у других политиков за исключением, разве что, Гриценко и Вакарчука) – а вот лояльность вполне, – прогнозирует Бортник. – Это значит, что у Тимошенко будет возможность заключить новые отношения с МВФ и получить транши при необходимости – на худших условиях и под высший процент, нежели даже сейчас, но получит без проблем – МВФ и другие кредиторы всегда стараются наладить отношения с новоизбранным президентом».

4. ДОНБАСС И МИР

Учитывая нерабочий характер нынешних переговорных площадок (Нормандский формат, Минская контактная группа, формат «Сурков – Волкер»), Юлия Тимошенко на форуме заявила о необходимости вернуться к Будапештскому меморандуму. «Это реальный документ, он подписан конкретными сторонами (США, РФ, Британия и КНР, – Ред.) После победы Тимошенко, она получит крепкий карт-бланш на Западе, что позволит ей обратиться к администрации президента США, попросить усилить давление на РФ – и усадить за стол переговоров», – прогнозирует Быков. Сегодня часть команды Тимошенко уже занимается разработкой проектов законов, в частности, о декриминализации статей УК, связанных с сепаратизмом (пособничеством оккупантам) – это, по задумке, должно положить начало диалогу. Тем более, что подобные проекты прописаны в политической части Минских соглашений. «Но реализация Будапештского меморандума невозможна, о чем говорили и сами сферы влияния в Вашингтоне, – напомнил «Вестям» Евгений Филиндаш. – Поэтому слова Тимошенко – лишь попытка отличиться от остальных кандидатов, «продать» избирателю что-то оригинальное, на деле же цели замирения не ставятся».

Это также весьма вероятно: на встрече с ветеранами и воинами АТО месяц назад Тимошенко заявила, во-первых, что Украине «нужна победа», во-вторых, «мощная армия». Также она расширила тезис о Будапештском меморандуме. «Нужен мир, и его надо достигать дипломатическим путем на базе Будапештского меморандума… Если бы тогда, когда мы сдавали ядерное оружие, нас приняли в НАТО, мы бы имели принципиально другую армию, у нас не было бы войны, мы были бы сильными, как другие участники НАТО», – заключила Тимошенко. «Статус кво в первые годы ее президентства будет сохранен, а попытки реинтеграции возможны ближе к концу ее правления – чтобы переизбраться на миротворческих лозунгах, – предполагает Гаевский. – Слишком уж серьезной статьей для спекуляции (политической и экономической) стал конфликт, чересчур важен он истеблишменту, как инструмент управления обществом, например, отвлечения внимания, сужения гражданских прав и свобод».

Ранее «Вести» опубликовали прогноз о том, каких популярных украинских артистов оценила бы аудитория, которая будет голосовать за Юлию Тимошенко. Известно, что в окружении Тимошенко не хватает известных политиков. Читайте о том, как Юлия Владимировна подбирает себе команду и кому делает предложения о сотрудничестве.

Новости партнера Glavk.info

Categories
Разное

RELATED BY