Четыре причины российского компромисса в нефтяной войне с Беларусью