Ненасытный «рыболов» Франк?

21:38, 08.05.2018 40   Ненасытный «рыболов» Франк? Компания «Агама РТ» стала партнером РРПК Глеба Франка. Он хочет завоевать новый рынок? Глеб Франк, владелец «Русской рыбной промышленной компании» (РРПК), нашел...
21:38, 08.05.2018

40  

Ненасытный "рыболов" Франк?
Ненасытный «рыболов» Франк?

Компания «Агама РТ» стала партнером РРПК Глеба Франка. Он хочет завоевать новый рынок?

Глеб Франк, владелец «Русской рыбной промышленной компании» (РРПК), нашел себе партнера для строительства завода береговой переработке в Северном бассейне. Завод будет строится совместно с фирмой «Агама РТ».

«Агама РТ» приобрела 49.99% в компании «Русская треска», которая контролируется РРПК. Новый партнер Франка – крупнейший переработчик рыбной продукции в России, выпускающий ее под собственными брендами Agama и «Бухта изобилия». Компания уже владеет фабрикой по переработке трески и пикши в Мурманске. И имеет опыт продвижения готовой продукции для конечного потребителя.

Если «Русская треска» выиграет аукцион, то завод могут построить уже в 2019 г. Его стоимость составит 2 млрд руб. Под строительство заводов Росрыболовство будет распределять инвестквоты. В их получении Глеб Франк, вероятно, заранее уверен, потому-то и пошел на партнерство.

У РРПК уже есть один проект береговой переработки – «Русский минтай». На Дальнем Востоке в партнерстве с «ДВ инвест» Дениса Сараны, совладельца Владивостокского морского рыбного порта (ВМРП), РРПК построит завод по переработке 25 тыс. т рыбной продукции. За что получит дополнительные квотына вылов 14.5 тыс. сельди и минтая. Теперь Глеб Франк решил подмять под себя север?

Конкурентом Франка по распределению инвестквот в Северном бассейне может стать компания «Норебо». Сможет л она составить конкуренцию сыну гендиректора «Совкомфлота» Сергея Франка и зятю Геннадия Тимченко?

Кто партнеры Франка?

Компания «Агама РТ» принадлежит Юрию Алашееву и Игорю Лысенкову, уставной фонд – 10 тыс. руб. Данные по производству продукции компания не раскрывает.

Со стороны Глеба Франка владельцем «Русской трески» выступает ООО «АРС Мереор», учрежденное РРПК. Почему компания не участвует в проекте напрямую? Создается такое впечатление, что обе компании заранее шифруются от надзорных органов.

«Русская треска» фактически заложена у «Газпромбанка», председатель его совета директоров — Алексей Миллер, он же – глава «Газпрома», подрядчиками которого долгие годы являются фирмы Геннадия Тимченко.

У Алашеева и Лысенкова еще более двух десятков учрежденных фирм. Вероятно, это может им помогать скрывать полученные доходы? Не зря же они их не афишируют? Среди принадлежащих Алашееву и Лысенкову фирм удалось обнаружить довольно любопытные по финансовой деятельности экземпляры.

Впрочем, их деятельность, скорее всего, может быть интересна только правоохранительным органам, а не широкой общественности, поскольку очень трудно понять, для чего учреждались эти и подобные им фирмы и как они работают.

Проект «Русский минтай» выглядит посолиднее, по крайней мере, по размеру учредительного фонда. Сама компания полностью, как и «Русская треска», находится в залоге у «Газпромбанка».

Компания Дениса Сараны работает очень странно. Откуда она взял деньги на учредительный взнос?

Сарана является учредителем еще пару десятков фирм, среди которых большинство с уставным фондом в 10 тыс. руб. Возможно, это – фирмы однодневки? Для чего они могут быть нужны Денису Саране? А есть у него и прямо братья-близнецы фирм северного партнера Глеба Франка.

Финансово-хозяйственная деятельность фирм, безусловно, дело их владельцев. Вот только прослеживаются одинаковые моменты и у северного партнера Глеба Франка, и у дальневосточного. Доли обеих компаний заложены в «Газпромбанке». Не являются ли они номинальными партнерами? Может быть, за ними стоит сам Глеб Франк? Если это так, то зачем ему такая сложная схема владения бизнесом?

Почему Франк уверен в получении льгот?

Заместителем главы Росрыболовства, которое распределяет квоты, является Петр Савчук, который несколько лет возглавлял дальневосточный филиал РРПК. Когда прошлой весной в ходе аукциона чиновники делили «прибрежную» квоту на добычу краба-стригуна в подзоне Приморье на 2018 год, то из 3207 тонн квоты 66,66% квоты получила фирма «Турниф», принадлежащая РРПК, а 16,67% – НБАМР, которую Петр Савчук возглавлял в 2010–2011 гг. Есть у Глеба Франка конкуренты в получении льгот?

Сам глава Росрыболовства Илья Шестаков для РРПК тоже человек не посторонний. Он никогда не работал в компании, просто Глеб Франк является другом его семьи. И это, наверное, совсем не мешает Шестакову быть беспристрастным при проведении аукционов.

Чиновников Росрыболовства, видимо, совсем не смущает то, что РРПК уже имеет столько квот, что, наверное, не готова из облавливать. И, вероятно, перепродает их другим, превращаясь в «квотного рантье». Злые языки говорят, что на РРПК работают даже иностранные компании, что запрещено государством. За это грозит принудительное прекращения права на добычу.

Недавно в отрасли разгорелся крабовый скандал. Президенту России каким-то образом попало анонимное письмо с предложением о перераспределении крабовых квот. И участники рынка заподозрили в этом РРПК. Может, действительно, Глеб Франк подсуетился? Он постоянно расширяет свою деятельность на рынке. И новое партнерство с «Агама РТ» – тому свидетельство.

«Крабовая революция» на рынке пока не удалась. Но Глеба Франка это, по-видимому, не останавливает. Не важно, чем ловить – важно квоты заполучить? Возможно, это ему и удастся. При его-то связях. Только будет ли это справедливо по отношению к другим участникам рынка?

Новости партнера Glavk.info

Categories
Разное
No Comment

Leave a Reply

*

*

RELATED BY