Олег Дерипаска в паутине семейных уз

Родственники миллиардера среди владельцев En+ — серьезное препятствие для снятия санкций. За первый месяц действия санкций США в отношении «Русала» и его основных акционеров компания резко сократила экспорт алюминия....

Родственники миллиардера среди владельцев En+ — серьезное препятствие для снятия санкций.

За первый месяц действия санкций США в отношении «Русала» и его основных акционеров компания резко сократила экспорт алюминия. По данным ОАО РЖД, отгрузки алюминия «Русала» за рубеж упали на 70% к марту, хотя, судя по спросу на электроэнергию, заводы продолжают работать. Но при этом наблюдается и резкий, на четверть, рост погрузки алюминия внутри РФ. Эксперты полагают, что «Русал» пока везет металл на склады, откуда потом продукцию могут закупать мелкие трейдеры для экспорта. По оценкам источников «Ъ» на рынке, такая стратегия увеличивает оборотный капитал компании на $200 млн и больше в месяц, что является риском для устойчивости бизнеса.

Тем временем, представленный в конце апреля план En+ по снятию санкций (снижение доли Олега Дерипаски ниже 50%, его уход из совета директоров En+ с предоставлением большинства в совете независимым директорам) может оказаться недостаточен для Минфина США — одним из подводных камней может стать тот факт, что 11% компании принадлежат близким родственникам Дерипаски.

По состоянию на 31 декабря 2017 года сам Олег Дерипаска владел 68,5% акционерного капитала En+, следует из документов компании, изученных РБК (см. инфографику).

en-mini-deripaska-349872394923798473984598349583746457645

66,08% принадлежат ему через структуры B-Finance и Basic Element (группа «Базовый элемент»), говорится в годовом отчете En+. 

en-pdf-deripaska-349872394923798473984598349583746457645

Годовой отчет En+.

Еще 2,4% принадлежит компании Eastern Carriers Trading Limited, следует из ежегодного документа, направленного En+ в Комиссию по финансовым услугам Джерси. Эту компанию тоже контролирует Дерипаска, раскрывала En+ в проспекте к IPO в Лондоне в начале ноября 2017 года.

en-pdf2-deripaska-349872394923798473984598349583746457645
Проспект En+ к IPO

27 апреля En+ (контролирующий акционер UC Rusal) сообщила, что Дерипаска «принципиально согласился» снизить свою долю участия в акционерном капитале En+ «до уровня ниже 50%». Так En+ рассчитывает выполнить условие Минфина США о том, что Дерипаска должен отказаться от контроля над Rusal, чтобы компания была исключена из санкционного списка SDN (Specially Designated Nationals).

Семейная доля

Однако еще 11,4% акций En+ принадлежат членам семьи Дерипаски, и санкционное подразделение американского Минфина OFAC обязательно учтет этот факт, уверены эксперты. «Разумеется, OFAC в данном случае будет рассматривать доли самого Дерипаски и членов его семьи как единое целое и однозначно не примет ситуацию, когда Дерипаска, например, снизит свою долю до 40%, а 11% останется у его родственников», — считает партнер международной юридической фирмы Dentons Артем Жаворонков.

По состоянию на 1 января 2018 года 5,8% акций En+ принадлежали жене Дерипаски Полине и 1,75% — его тестю Валентину Юмашеву, следует из отчета En+ Group, поданного в конце февраля в Комиссию по финансовым услугам Джерси. В годовом отчете En+ по МСФО, опубликованном 30 апреля, не сообщается о каких-либо изменениях в составе акционеров с начала года. Кроме того, 1,84% на начало года принадлежали компании Eclipse Star Holdings и 1,99% — Orandy Capital (обе с Британских Виргинских островов, где бенефициары анонимны). Из проспекта IPO En+ следует, что эти структуры принадлежат неким членам семьи Олега Дерипаски.

Жена с активом

Полина Дерипаска получила 6,9% акций En+ в октябре 2017 года, раскрывала компания в проспекте к IPO, не объясняя причины такого подарка. В документе сообщалось, что перед IPO 13% акций En+ принадлежало «компаниям семьи Олега Дерипаски или напрямую членам его семьи» (включая 6,9% Полины Дерипаски), а после размещения «семейная» доля размылась до 11,4%.

Олег и Полина Дерипаски поженились в 2001 году, но, по данным СМИ, в последнее время не живут вместе. Тем не менее об их разводе или бракоразводном процессе не сообщалось. Из своего пакета Полина передала 1,373 млн акций (0,24%) компании Orandy. У супругов есть двое детей — Петр и Мария.

Полина Дерипаска должна была по определению фигурировать в секретной части «кремлевского доклада» США (его открытая часть появилась в конце января 2018 года). По закону о санкциях CAATSA в докладе должна была содержаться информация о «финансовом состоянии и известных источниках дохода «олигархов» и членов их семей (включая жен)».

Минфин США обязательно учтет тот факт, что родственники Дерипаски владеют 11% En+, говорит бывший старший советник OFAC Брайан О’Тул. «Ротенберги — хороший пример того, как OFAC воспринимает членов семьи [под санкции сначала попали братья Ротенберги, а затем их дети]. OFAC в большинстве случаев не считает близких родственников независимыми от лиц SDN», — говорит эксперт.

О’Тул ожидает, что OFAC может потребовать, чтобы Дерипаска продал больше акций En+ либо чтобы его родственники вышли из капитала компании.

80% акций токсичны

Минфин США уже дал понять, что недостаточно будет просто сократить долю Дерипаски ниже 50% в En+, чтобы OFAC согласилось исключить Rusal из санкционного списка. «У меня даже есть сомнения в том, что OFAC удовлетворит ситуация, при которой Дерипаске и его семье будет принадлежать меньше 50% (сейчас у Дерипаски и его родственников — почти 80%). По духу заявления OFAC о возможности снятия санкций речь шла об очень существенном сокращении доли Дерипаски (до статуса одного из миноритариев) либо полном выходе из капитала», — рассуждает Жаворонков.

О’Тул также напоминает, что в законе о санкциях CAATSA ограничения распространяются на родственников лиц, включенных в список SDN: статья 228 этого закона фактически запрещает компаниям и гражданам за пределами США помогать в проведении «существенных транзакций» детям, родителям, супругам и братьям/сестрам лиц SDN. Иными словами, жене Дерипаски будет сложно извлечь выгоду из владения долей в En+.

У Олега Дерипаски есть колл-опцион на выкуп части или всего пакета его жены, сообщалось в проспекте En+ к IPO. При этом 180 дней, в течение которых Полина Дерипаска не имела права продавать свою долю (так называемый период lock-up), истекли 2 мая 2018 года.

Представитель En+ отказался от комментариев, в частности отказался уточнить, сохраняется ли у Дерипаски опцион на выкуп доли его супруги. Полина Дерипаска не ответила на запрос о том, не намерена ли она продавать свою долю. Представитель Rusal перенаправил вопросы к акционерам. Минфин США также не ответил.

Кто купит долю?

Остается вопрос, кто может купить долю Дерипаски и, возможно, его родственников. 3 мая Financial Times сообщила, что En+ уже заметила первоначальный интерес потенциальных инвесторов, среди которых есть и неназванные международные компании. Но аналитики сомневаются в перспективах сделки. Аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов отмечает, что все потенциальные покупатели пакета либо уже находятся под санкциями, либо активно борются с рисками включения в список SDN и всячески избегают сделок с «токсичными» компаниями. На взгляд Антонова, если сделка и состоится, то это будет «развязка в духе deus ex machina, когда после ряда опровержений контроль все-таки будет передан государству».

«Цена сделки, скорее всего, не будет иметь ничего общего с рыночной. Во-первых, текущая рыночная цена En+ почти вдвое ниже справедливой и стала она такой в связи с введением санкций, если в результате сделки санкции будут сняты, то и цена должна учитывать этот факт. Если покупатель или один из них будет выбран «со стороны», то актив будет продан с дисконтом 15–20% к досанкционной стоимости актива. Если же покупателем выступит лицо, представляющее интересы государства, то, конечно, говорить о каких-то рыночных механизмах ценообразования тут не придется», — говорит Антонов.

Акции En+ могут купить крупные российские госбанки — ВТБ или Сбербанк (у «ВТБ Капитала» в залоге около 11% акций En+, принадлежащих Дерипаске; Сбербанк — крупнейший кредитор компании), говорит директор корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. «Цена сделки вряд ли будет досанкционной и скорее будет на уровне средних котировок за последний месяц», — предполагает эксперт. «Я ожидаю, что OFAC продолжит давление на компанию, так как цель — выбить сильного конкурента с американского рынка и испортить жизнь европейцам», — отмечает Худалов. Представители Сбербанка и ВТБ отказались от комментариев.

Эксперты по санкциям ранее говорили, что OFAC может потребовать, чтобы Дерипаска не получил никаких денег от продажи доли в En+ и чтобы эти деньги были переведены на счет по учету заблокированных средств или пожертвованы на благотворительность.

Новости партнера Glavk.info

Categories
Разное

RELATED BY