Воровская натура. Как народные депутаты воруют друг у друга законопроекты

«Нет никакого альтернативного законопроекта, друзья. Есть законопроект о внедрении единого окна. Мне жаль, Олег, что ты с трибуны не признал и не сказал, что этот закон немного сворован у...

«Нет никакого альтернативного законопроекта, друзья. Есть законопроект о внедрении единого окна. Мне жаль, Олег, что ты с трибуны не признал и не сказал, что этот закон немного сворован у людей, которые его писали. Странная практика, если честно. Мне бы очень хотелось, чтобы коллеги по комитету так не поступали», — возмущался в Верховной Раде народный депутат Андрей Журжий. Эти слова в начале апреля парламентарий адресовал Олегу Крышину, с которым вместе работает в Комитете по вопросам налоговой и таможенной политики.

Речь шла о принятом в первом чтении законопроекте по упрощению контрольных процедур в пунктах пропуска через государственную границу и введении там «единого окна» для бизнесменов. Кроме Крышина авторами инициативы на сайте Верховной Рады указаны Нина Южанина и Татьяна Острикова.

Однако по факту документ писал Журжий. Депутат просто не успел его первым зарегистрировать — опередили коллеги, с которыми работал над документом. Скопировав текст, те выдали его за свой. «Этот законопроект разрабатывали около полутора лет, в частности, по инициативе и при активном участии представителей организации EasyBusiness, — рассказывает Журжий Фокусу. — Но зарегистрировали его другие депутаты налогового комитета с указанием другого перечня авторов!» Говорит, что неприятно, когда кто-то приписывает себе его работу, но признаёт: куда важнее, чтобы его инициатива, пусть и сворованная другими, стала законом.

Альтернативная солянка

Чтобы наглядно продемонстрировать практику краж законопроектов, журналисты издания Фокус проанализировали их содержание на примере Комитета по вопросам правовой политики и правосудия. После изучения порядка 300 зарегистрированных законопроектов, в которых данный комитет является профильным, оказалось, что около 5% из них идентичны. Причём сохранены даже орфографические ошибки. У многих «клонов» изменено разве что название.

Чаще всего плагиат прослеживается в текстах альтернативных законодательных инициатив. Так, «клонами» оказались законопроекты под номером 1133 и 1133-1, притом что оба ничего революционного не предлагают. Их авторы хотят признать закон об украинском референдуме утратившим силу. Предложенные документы состоят всего из одной страницы, зато в их разработке приняли участие в общей сложности 11 депутатов.

Если предположить, что хотя бы 5% законопроектов «клоны», получается, что за 4 года государство потратило впустую более 5,5 млн грн

Плагиат многие депутаты используют как способ пиара. Конечно, они не рассказывают о том, что законопроект своровали у коллег, но и возможности засветиться в качестве автора яркой инициативы не упускают. К тому же каждый такой документ они записывают себе в актив, демонстрируя избирателям, с какой интенсивностью работают.

Зачастую дублируют популистские законопроекты из социальной сферы (они популярны в народе), а также те, что вызывают общественный резонанс. Работа над ними в лучшем случае сводится к перестановке абзацев.

Впрочем, есть и те, кто к воровству законопроектов подходит творчески. Так, Александр Вилкул и Дмитрий Шпенок, предлагая законопроект о местном референдуме, слепили его из частей двух других альтернативных законопроектов.

У кого больше

Вполне объяснимое честолюбие народных избранников, продиктованное желанием улучшить свою инициативность, имеет совершенно конкретную стоимость. Дело в том, что дублирование однотипных документов требует вложения немалых бюджетных средств.

По подсчётам Фокуса, путь законопроекта с момента регистрации в парламенте до внесения его на голосование депутатов обходится государственной казне в среднем в 10 тыс. грн. В эту сумму входят затраты на канцелярию во время тиражирования документа, услуги Главных научно-экспертного и юридического управлений аппарата Верховной Рады. Без заключения последних, согласно Регламенту парламента, законопроект не попадёт в сессионный зал. Нынешний созыв Верховной Рады с начала своей работы уже наштамповал более 10,5 тыс. законопроектов. Если предположить, что хотя бы 5% из них «клоны», получается, что за 4 года государство потратило впустую более 5,5 млн грн.

Экономить эти деньги никто не спешит. Напротив, нынешние депутаты продолжают традицию своих предшественников. Одной из первых публичных жертв воровства законодательных инициатив ещё в 2005 году стал депутат от «Единой Украины» Сергей Осыка. По иронии судьбы, тогда его коллеги по парламенту Иван Курас, Константин Сытник, Пётр Устенкко и Владимир Кафарский слово в слово скопировали проект закона, касающийся защиты прав интеллектуальной собственности. Осыка над своим документом работал около трёх лет. Его вариант тогдашний президент Виктор Ющенко даже признал неотложным. Так что побороться за авторское право для парламентария было делом чести. В итоге Осыка добился не только того, что плагиаторы отозвали законопроект-клон, но и позитивного голосования за его инициативу.

В 2009-м с плагиатом столкнулась депутат от НУ-НС Леся Оробец. Она обвинила своего коллегу по фракции Вячеслава Кириленко, который теперь является вице-премьером, в том, что тот зарегистрировал в ВР максимально похожий на её законопроект, касающийся внешнего независимого тестировании. Причём название поданного Кириленко текста слово в слово дублировало название законодательной инициативы Оробец. Более того, по её словам, в законопроекте он не исправил даже орфографические ошибки. Кириленко от обвинений в свой адрес открестился.

Иллюстрация: Михаил Александров

Спустя пять лет в плагиате обвинили и Оробец. Максим Кац, один из активистов штаба российского оппозиционера Алексея Навального, нашёл сходство в сайтах кандидата в президенты Навального в 2013 году и предвыборной кампании на пост мэра Киева Леси Оробец в 2014 году.

Ещё один громкий скандал, связанный с депутатским копипастом, разразился в 2013 году между тогдашними народным депутатом Николаем Катеринчуком и министром регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Геннадием Темником. Опередив Минрегионразвития, Катеринчук первым зарегистрировал в парламенте законопроект об особенностях права собственности в многоквартирных домах, который ведомство Темника разрабатывало совместно с международной юридической компанией Baker McKenzie. История закончилась тем, что свой законопроект Катеринчук отозвал. Саму же проблему регулирования прав собственности в многоквартирных домах разрешили только в июне 2015-го, когда тогдашний премьер Арсений Яценюк внёс на рассмотрение парламента всё тот же документ, разработанный предыдущим Кабмином.

В парламенте работа по клонированию законопроектов поставлена на поток. Происходит это следующим образом. После того как тексты оригинальных инициатив появляются на официальном сайте Верховной Рады, самые интересные из них помощники народных депутатов копируют. Затем добавляют несколько предложений (зачастую описательных, не меняющих сути оригинального текста) и дают на подпись своему шефу. Редактирование сворованных документов перед их регистрацией в ВР происходит далеко не всегда. Поэтому на сайте парламента альтернативные законопроекты нередко попадаются с грубыми стилистическими и орфографическими ошибками. Более того, депутаты иногда воруют законодательство зарубежных стран. Но во время перевода самого текста часто используют онлайн-платформы вместо услуг профессиональных переводчиков. В результате суть законопроектов может измениться до абсурда.

Не совсем плагиат

Чтобы разрешить проблему с воровством законопроектов, депутат от «Самопомочи» Александр Опанасенко в декабре 2016 года предложил альтернативные законопроекты проверять на плагиат. «Неурегулированность вопроса о возможном заимствовании текста из первого законопроекта в альтернативный порождает затягивание законодательного процесса и тормозит работу Верховной Рады, — говорит он. — Ведь альтернативный законопроект, даже если он в значительной степени копирует положения первого законопроекта, также подлежит обязательному рассмотрению». Тем не менее инициатива Опанасенко поддержки у коллег не нашла.

Каждый депутат, чей законопроект своровали, решает сам, бороться с этим или нет. Юридически сделать это невозможно

В Аппарате Верховной Рады Фокусу объяснили, с чем это связано. По словам Михаила Теплюка, руководителя Главного юридического управления, проверять тексты законов на плагиат ни его отдел, ни кто-либо другой не может, потому что по нормам украинского законодательства тексты депутатских законопроектов не являются объектами авторского права.

В Центре политико-правовых реформ ничего зазорного в дублировании депутатами текстов друг друга не видят. Эксперт Роман Куйбида считает, что это абсолютно нормальная практика в законотворчестве. Он не согласен с тем, что заимствование законопроектов равнозначно плагиату. «Очень часто авторы альтернативных текстов дополняют основные какими-то своими принципиально важными и ключевыми правками, — объясняет Куйбида Фокусу. — В этом нет ничего плохого. Авторское право не должно распространяться на официальные законы. Их задача — урегулирование определённой ситуации, а не занятие каким-то творчеством».

С ним согласен и помощник одного из депутатов Михаил Ризак, у которого десятилетний стаж написания законопроектов. «Это же не сочинение! Существуют готовые правовые формулировки, категории и понятия, которые используются при написании законопроектов. Ты не можешь написать, что это зелёный столб, а в альтернативном варианте написать, что столб бирюзовый, — говорит Ризак. — Например, сейчас мы работаем над законопроектом о внутреннем водном транспорте. Там во второй статье прописано около 40 понятий, которые будут использоваться в этом законопроекте.

Самое главное то, что в дальнейшем их нельзя будет как-то изменить или использовать аналоги и синонимы к ним». По его словам, запрет плагиата в парламенте негативно повлияет на правотворчество в стране, поскольку этим воспользуются нечистые на руку депутаты. «Если мы сформируем правовую базу, которая запретит использовать зарегистрированные другими депутатами законопроекты, то условный «депутат-зло» зарегистрирует свою инициативу, а потом будет делать всё, чтобы голосование за документ провалилось». В этом случае государство никогда не сможет внедрить действительно хорошие законы.

Нежелание парламентариев поддержать идею проверки текстов на плагиат не в последнюю очередь продиктовано тем, что главное для них — проголосованный закон. А уж какими путями и под чьим авторством тот оказался в Верховной Раде — не столь важно. Ведь многие хорошие инициативы предлагают народные избранники из малочисленных депутатских групп, фракций, из оппозиции. Шансы на то, что их предложения без посторонней помощи найдут поддержку в зале, минимальны.

Так что каждый депутат, чей законопроект своровали, решает сам, бороться с этим или нет. Юридически сделать это невозможно. Всё, на что можно рассчитывать, — моральная сатисфакция и вера в то, что среди депутатов ещё остались порядочные люди.

Новости партнера Glavk.info

Categories
Разное
No Comment

Leave a Reply

*

*

RELATED BY